Мне хотелось убить всех, кто говорил: «Дети — это счастье»

Три истории о послеродовой депрессии и мнение психиатра

Все чаще в наше время мы слышим о послеродовой депрессии. Нет, это не блажь, которая появляется у современных мам из-за высокого уровня жизни. Это обычная депрессия, причиной которой стали процесс беременности, особенности родов и сложности материнства. Прошлые поколения страдали от депрессий, в том числе и послеродовых, не меньше, но только сейчас мамы могут надеяться на профессиональную помощь и полное излечение.

Во что превращается обещанное обществом «счастье материнства» и как выглядит депрессия изнутри? Мы обратились к женщинам, которые пережили эти времена, справились с ними и теперь могут рассказать об этом.

217_oooo.plus

Настя Мельниченко, глава общественной организации «Студена»,

2 сыновей: Ярослав (10 лет) и Северин (9 лет)

— Детей иметь я не хотела. Но когда мне было 16 лет, то очень дружила с одной девочкой, Тамилой. Мы с ней поклялись друг другу, что никогда не сделаем аборт. Вскоре она умерла от рака, а мне осталось быть верной своему обещанию. Оба моих сына — незапланированные. В первом случае неудачно высчитанные безопасные дни, во втором подвел презерватив. Но я была замужем по любви, и мне показалось, что дети станут продолжением наших взаимоотношений. Поэтому оба раза решила рожать.

Старший ребенок родился с РАС (расстройство аутистического спектра), о чем я узнала совсем недавно. Он был сложным младенцем: просыпался по 10 раз за ночь, днем ​​кричал по 6 часов непрерывно. Я превратилась в зомби. Начались нервные срывы. Я поняла, что дело плохо, когда появились слуховые галлюцинации. А вообще, два года у меня просто стерты из памяти. Не помню почти ничего, сплошная черная полоса. Самое ужасное — то, что ты не принадлежишь себе, твое время не принадлежит тебе. Ты, взрослый человек, но совершенно не можешь планировать что-то или решать хотя бы отлучиться от ребенка. Ты не можешь спать. В определенный момент я дошла до такого отчаяния, что сказала мужу: или ты начинаешь вставать ночью к детям, или я выхожу за порог и больше никогда не возвращаюсь. Похоже, я настолько дошла до ручки звучала убедительно.

Депрессию психиатр диагностировал лишь в конце этого периода, до того, мы не догадывались, что что-то не так. То есть это воспринималось как «нормальное состояние материнства».

Переломного момента в этом периоде так и не случилось, но когда я вышла на работу, стало гораздо легче. Почувствовала себя снова личностью, человеком. А еще — начала путешествовать, по сути, убегала от своего материнства. Объездила уйму стран мира в тот период. Поняла, что иначе просто пропаду. Мне помогла жизнь вне материнства: путешествия, интенсивная учеба. Порой я перегружала себя, выла от усталости, но в целом, ощущение собственной стоимости дало толчок к выздоровлению.

Вообще-то, психиатр прописал лекарства, но я боялась их пить. И это неправильно. Возможно, иначе справилась бы легче и быстрее. Но зато я пошла на психотерапию и понемногу оправилась.

621_oooo.plus

Мария, фрилансер в сфере консалтинга, в декрете, но снова работает,

дочь Катя (1 год)

— Теоретически хотела детей я в раннем детстве и чтобы штук 10, а лет с 15 хотела просто жить и веселиться. Но два года назад мне стало скучно, устоявшийся уклад жизни надоел и я решила попробовать завести ребенка. Поскольку в моем окружении никогда не было матерей, или были, но исчезали по беременности и возвращались, когда детям было года 3, а вокруг транслируется: «дети это — счастье», я слабо представляла, что такое материнство, вот и загорелась «идеей фикс».

В результате у меня отсутствовал даже намек на радость материнства, появилось желание убить всех, кто говорит, что дети, это счастье.

Когда окончательно отошла от родов, месяца через два, я поняла: что-то совсем не так. Самочувствие было отличное, в сравнении с беременностью, я была полна энергии, личная жизнь с мужем вернулась, но счастье ощущала только в двух случаях: когда уходила одна из дома (в магазин, на маникюр, попить кофе во дворе) и представляла, что умерла.

Самым ужасным было абсолютное изменение жизненного уклада и желание прекратить это вот всё любой ценой (действительно любой, но Уголовный кодекс запрещает убийство, а для самоубийства надо было снимать с окна москитные сетки, под окном земля и не факт, что получилось бы толком совершить суицид).

Мне хотелось делиться переживаниями, только вот когда муж приходил с работы – сил хватало только почитать Фейсбук, а когда раз в месяц приходила подруга, новости «из мира людей» были интереснее. Так что я жаловалась по телефону, в блоге, в скайпе и телеграмме. Верили ли? Подруги верили, муж верил с оглядкой: у него в жизни мало что изменилось – появился вечерний присмотр за ребенком на два часа, и на выходных памперсы менял или укачивал.

Несколько недель подряд каждый день не по разу начало накрывать истерикой. При том, что у меня очень спокойная дочь: да крики-колики, да невозможно планировать свои дела и спокойно сходить в душ, но у меня было достаточно времени на отдых. И вот, с одной стороны, «да нормально всё», а с другой: слезы и хочется биться головой об стену. И даже говорить об этом не хотелось, ведь объективно все в порядке. Но в один прекрасный день я поставила мужа перед фактом, что или что-то меняется, или он будет одиноким отцом. Я не знала что и как, должно было измениться, но перемены были необходимы. Он предложил закончить грудное вскармливание, чтобы я могла «ходить гулять» не на 3 часа, а на день. Это помогло: сейчас я завидую женщинам в тюрьме только раз в месяц, так что, думаю, почти справилась.

Каждой маме, которая чувствует признаки депрессии хочу посоветовать выходить в люди без ребенка, жалеть себя по первому своему требованию, завести хобби, придумать ежедневные ритуалы приятных вещей, не молчать, не сдерживаться, просить о помощи (кричать о помощи, если надо). Сходить к специалисту, если совсем сложно — я рассматривала такую возможность, но помогла терапия частичного возврата к социальной жизни.

1110_oooo.plus

Катерина Тарабукина, раньше — проджект менеджер центра современного искусства М17, сейчас — частный гид по Берлину, автор блога Berlin by Kate,

сын Вася (6 лет)

— Я всегда хотела ребенка, вернее, хотела найти мужчину, с которым мы сможем быть хорошими родителями. Потому, до того, как встретила мужа, о семье не слишком задумывалась, важнее была работа. Но когда встретила мужа и мы друг друга полюбили, детей решили «делать», как только съехались. Со стороны на меня в этом плане никто не давил, я не тот человек,который поддается давлению.

Депрессия сложилась из нескольких факторов: например, после рождения ребенка я была в шоке от поликлиник и детских площадок, где мамы орут на детей.

Я решила, что мой сын не будет расти в этом обществе и мы стали планировать эмиграцию.

Хотя она прошла довольно легко и мы поселились в тихом уютном брюгге-районе, я почувствовала свою отрешенность от мира, одиночество, отсутствие социализации. Ребенок как раз переживал возрастной кризис и это окончательно затянуло удавку на моей шее. Я просто не могла встать с кровати или сходить в магазин за углом. Понимала, что это непорядок, но не связывала происходящее с депрессией, потому что раньше с ней не сталкивалась.

Мужу я говорила, что мне плохо. Он не понимал, что происходит, но старался мне помочь. Очень поддерживали подруги: многие рожали и проходили через это. Но я помню это время, как в тумане.

Хорошо помню переломный момент, когда я поняла, что нуждаюсь в помощи. Я увидела поезд и подумала: «Всего одно мое движение и все это может закончиться». Тогда я действительно испугалась за себя, потому что всегда была жизнелюбивым человеком. Сперва я сходила к психологам, они мне порекомендовали психиатра. Я выбрала того, которому доверяю, которого знает моя семья. Сначала мы общались в Скайпе, потом я приехала в Киев и стала лично его посещать.

Я послушно пила медикаменты и, как только появился первый проблеск желания жить, я придумала себе хобби — прогулки, записалась в библиотеку и стала осваивать профессию.

Не бойтесь искать поддержки. Если вам не верят друзья и муж, все равно слушайте себя, сходите к психологу, психиатру.

О причинах и методах лечения послеродовой депрессии мы спросили профессионала, которая помогла справиться с этим недугом десяткам женщин.

233_oooo.plus

Татьяна Скиба, психотерапевт, психиатр

Послеродовая депрессия — такое же психоэмоциональное расстройство со всеми характерными для депрессии компонентами:

  • снижение настроения
  • ухудшение концентрации внимания
  • плаксивость
  • отсутствие волевых желаний
  • отсутствие желания жить
  • отсутствие желания что-либо делать

Точно так же может быть легкая форма депрессии, сложная и тяжелая. Страдают послеродовой депрессии 13-16% рожениц, причем каждый второй случай — сложный.

Депрессия может быть выявлена так же хорошо, как и другая, но часто из-за родов ее игнорируют и связывают с бытовыми и физиологическими моментами. К тому же, в этом случае мы всегда имеем дело как минимум с двумя: самой роженицей и ее ребенком. Все основные признаки такой депрессии больше крутятся вокруг ситуации, связанной с родами и уходом за ребенком: с привыканием к ребенку, сменой образа жизни. Потому и характерными ее признаками становятся упадок сил снижение интереса к жизни, нарушение аппетита, боязнь ребенка и отсутствие любви к нему, ухудшение жизни с появлением младенца.

После родов идет гормональная перестройка, растет уровень пролактина, который отвечает за эмоциональный фон, при стимуляции используют медикаменты, которые влияют на привязанность матери к ребенку: вот она смотрит на него и не испытывает эмоций — это расшатывает ее эмоциональное состояние. К тому же, депрессия могла быть у женщины и раньше, роды просто запустили ее проявление, это часто случается. Роды могут стать толчком к проявлению многих дремлющих болезней, даже шизофрении. Так что причин возникновения послеродовой депрессии действительно много.

Если больше 2 недель женщина плачет, не хочет видеть ребенка, неохотно ест и мало спит — это уже ненормальное состояние. В идеальном варианте нужно подключить родственников и отдохнуть от ребенка, заняться собой, устроить отпуск. Если состояние не улучшилось, лучше обратиться к специалисту. И это не психолог, потому что в поиске причин можно поднять какой-то пласт, с которым во время послеродовой депрессии мать просто не справиться. Лучше обратиться как минимум к психотерапевту — человеку с высшим медицинским образованием. Или же, сразу к психиатру, который разберется: нужно ли назначать фармакологическое лечение. Но учтите: тогда придется перевести ребенка на искусственное вскармливание, в антидепрессантах есть ряд компонентов, не предназначенных для младенца.

Выраженный эффект в среднем наступает через три недели и через 3-4 месяца терапия может победить депрессию, в особо тяжелых случаях может понадобиться и амбулаторное лечение.

Откладывать лечение не нужно, ведь это состояние влияет на психику ребенка в важный момент ее становления. Мы так воспитаны, что считаем поход к психиатру ненормальным, мы ждем, пока само пройдет. Обычно само не проходит, даже после временного улучшения в случае депрессии все заканчивается еще более сильным ухудшением. И сил бороться может не найтись. Плюс, можно пропустить еще какую-то болезнь в период запущенной депрессии, заработать мигрень, проблемы с ЖКТ.

И я снова напомню, что в случае послеродовой депрессии мы имеем дело не только с мамой, но и с ребенком. Он может быть заторможен в психоэмоциональном развитии, тревожен. Ну и кого может вырастить безрадостная мама? К тому же, женщина в депрессии часто теряет связь с мужем, следует развод, ребенок теряет шанс вырасти в полной семье.

Не относитесь к своему состоянию попустительски, обязательно обратитесь к специалисту!

Автор: Алина Шубская

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Нет комментариев

Ответ на комментарий

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: