Особенные дети: чего не хватает украинским школам для равноправного обучения каждого ребенка

В Украине не так давно был принят Закон об инклюзивном образовании, что значит: дети с особенными потребностями могут обучаться наравне и вместе с обычными детьми. Но на деле этот закон пока кажется маловероятным в исполнении.

20142908134909

Инклюзивное образование — обучение детей с особенными потребностями вместе с обычными детьми без выделения кого-либо из учебного процесса, исходя из его особенностей.

Во многих развитых странах инклюзия является неотъемлемой частью обычного общества: особенные люди работают в заведениях общепита, в магазинах, снимаются в кино.В Украине уже несколько школ подключились к эксперименту внедрения особенных детей в учебный процесс.

Европейская практика показывает, что подобное образование идет на пользу всем детям. И этому есть целый 8 подтверждений:

  • ценность человека не зависит от его способностей и достижений;
  • каждый человек способен чувствовать и думать;
  • каждый человек имеет право на общение и на то, чтобы быть услышанным;
  • все люди нуждаются друг в друге;
  • подлинное образование может осуществляться только в контексте реальных взаимоотношений;
  • все люди нуждаются в поддержке и дружбе ровесников;
  • для всех обучающихся достижение прогресса скорее может быть в том, что они могут делать, чем в том, что не могут;
  • разнообразие усиливает все стороны жизни человека.

В первую очередь, поддержать инклюзивность должны учителя, которые все еще продолжают держать детей с особенными потребностями «на карандаше». Так, каждая их выходка может стать причиной настойчивых рекомендаций забрать ребенка на домашнее обучение. На деле же, потерять возможность быть интегрированным в общество ребенку мешает обычное отсутствие опыта учителя: в педагогический ВУЗах Украины пока не готовят учителей, которые знают, как реагировать на разные ситуации в классе с особенными детьми. Кроме того, плохо подготовлены и родители детей.

Но здесь, кроме работы со школьным психологом, нужны просто время и положительный опыт такого образования. С инклюзивного образования начинается инклюзинвное общество: с детства человек перестает опасаться людей, которые от него отличаются, не верит мифам о них и умеет нормально с ними сотрудничать. Что увеличивает шансы детей с особенными потребностями стать полноценными принимаемыми членами общества в будущем.

devochka-shkola-ucheba

Подобный случай описывает мама мальчика с аутизмом Татьяна:

Директор школы вызвала меня на целый консилиум по поводу драки, организованной моим сыном. Решался вопрос исключения его из школы. В то же время, почти в каждом классе есть несколько хулиганов и их драки часто заканчиваются просто замечанием в дневник или беседой с учительницей. Мы же – на особом положении.

Мама другого особенного ребенка считает, что все дело в системе образования, где учитель физически не может уделить внимание всем детям в классе.

Юлия Скрипка, мама девочки с синдромом Дауна:

Просто не нужны большие классы на 30 человек. Разве есть возможность уделить внимание каждому ученику за 45 минут при таком количестве детей? И дело не в том, что особенного отношения требует мой ребенок. Внимание на уроке должно быть уделено каждому ученику.

Существует мнение, что противятся совместному образованию в первую очередь директоры школ. В Днепре не так давно запустилась в тестовом режиме школа со специальными разгружающими кабинетами, квалифицированным психологом, пандусами для колясок. Мы спросили директора другой школы, чего не хватает им лично, для введения такой же системы у себя.

Анна Юрьевна, директор школы в г. Днепр:

Инклюзивное образование — это хорошо и правильно, но нынешняя система образования не готова к этому, несмотря на соответствующий закон. Проблема, во-первых, в перегруженных классах: даже при 20 учениках внимание каждому ребенку уделить довольно сложно. К тому же, при школе обязательно должен быть врач, психолог, который точно знает, как нейтрализовать ту или иную специфическую проблему, с которой может столкнуться ребенок с особенными потребностями. Ну и самое важное: работа с родителями.

От взрослых негатива гораздо больше, чем от детей. Дети обычно понимающие и пластичные. С родителями должна проводить работу школа: объяснить, почему это безопасно и важно. А главное: по ту сторону баррикад может оказаться однажды каждый и них, никто от этого не застрахован.

Но есть еще довольно важный аспект: родители самих особенных деток. Важно не прятать их, не стесняться, не кидаться забирать их из школы после первой проблемы и вообще — не бояться отпустить их обучаться наравне с другими детьми. Родители детей с особенными потребностями привыкли гиперопекать их и часто сами излишне вмешиваются в учебный процесс, мешая своим детям интегрироваться.

education, elementary school, children, creativity and people concept - happy little girl drawing with coloring pencils over classroom and teacher background

Каждый борется с проблемами застарелой системы, не готовой принимать детей с особенными потребностями, по-своему. Елена открыла современный садик, где наравне обучаются все дети. На подходе и школа с инклюзивным образованием.

Елена Ведерникова, основательница сети садиков с инклюзивным образованием «Сказочный замок»:

Инклюзивное образование у нас пока внедрено только на словах. На деле же, каждому ребенку с особенными потребностями необходим тьютор, который точно будет понимать, в чем этот ребенок на данный момент нуждается, как наилучшим образом внедрить его в образовательный процесс и в коллектив.

Учителя в государственных школах все больше старой закалки, с небольшими зарплатами. Для работы с особенными детьми нужны знания, а кто сможет тратить время и деньги на постоянное обучение? Да и зачем. Директора школ тоже мало заинтересованы во внедрении детей с особенностями в процесс: у них нехватка кадров, текучка. Это сложившаяся система, которая и так трещит по швам, а тут еще решить потребности особенных детей.

Ни у школ, ни у государства, которое формально ввело инклюзивное образование, вообще понимания необходимости тьюторов и их предназначения. Их не хватает: это особенное умение, которому нужно долго и дорого обучаться, а тьютор необходим каждому ребенку: кому-то для восприятия материала нужно постоянно качаться на стуле, кому-то — нужно начать с элементарного самообслуживания в еде.

К тому же, учителя боятся присутствия на уроке еще одного человека: они рассматривают это не как помощь, а как стороннего оценщика их квалификации. Да и наблюдением тьютора не так легко вести двойную игру со всеми нам знакомыми денежными поборами.

Для самих же одноклассников дети «с особенностями» могут быть каждым вторым ребенком. Маша особенная, потому что у нее ручная крыса, а Колю приводит в школу няня. При правильно организованном учебном процессе никто никому не мешает, все по мере возможностей обучаются не только школьной программе, но и социализации.

Родители более обеспокоены совместным образованием, но их тоже можно понять. Особенные дети могут неожиданно повести себя в обычной ситуации и в обычной государственной школе на 30 учеников одному учителю сложно уследить за этим.

Но, конечно, начинать с чего-то нужно. Сейчас особенные дети хотя бы имеют альтернативу домашнему образованию. Это пока частные садики и школы, которые могут позволить себе высококвалифицированных педагогов. Но дети успешно внедряются в общество с помощью понимания их потребностей, тьюторов, разгружающих кабинетов.

Но проблема не только в персонале и обустройстве школ. Часто дети бывают жестокими по отношению к одноклассникам, и не только с особенностями развития: это может касаться прически, одежды и лишнего веса. Как родителям вести себя в ситуации, когда его ребенка травят за то, что он не такой, как все?

esparreguera3652

Анастасия Отрощенко, психолог:

В коллективе и на улице дети могут транслировать агрессию по отношению к «не таким» сверстникам. Сперва нужно разобраться в мотивах: это может быть ответ на агрессию со стороны особенного ребенка или непонимание, как с ним коммуницировать. Лучше всего для взрослого будет спросить у ребенка, где его родители и поговорить с ними. Вы — чужой человек для чужого ребенка, не авторитет и нравоучениями только повысите уровень его агрессии.

Если же травля особенного ребенка происходит в коллективе, должен вмешаться учитель. Только не стыдить обидчика привселюдно, а отвести в сторону и спокойно объяснить, что во взрослом мире подобное поведение считается постыдным. Мудрый педагог создаст ситуацию, где обидчику придется помочь особенному ребенку и за это он получит похвалу.

Надеемся, скоро совместное обучение станет не красивой строчкой в новостной ленте и не привилегией обеспеченных семей, а повсеместной и привычной практикой. И каждому из нас стоит в этом поучаствовать!

Alina Shubska

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Нет комментариев

Ответ на комментарий

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: