В 21 мне сказали, что у меня рак: Антонина Орловская

Впервые мы встретились с Тоней на одном из наших мероприятий по личностному росту. Она запомнилась мне инициативностью и энергией. Там, где я боялась вымолвить хоть слово – она тянула руку и была первой. В этом ее стремлении не было чего-то корыстного, все шло от души, абсолютно искренне. 

Она поделилась со мной историей своей жизни, после которой по-другому начинаешь смотреть на себя, свое здоровье и мир. 


Меня зовут Тоня Орловская, сейчас мне 27 лет. В 21 год мне поставили диагноз — Лимфома Ходжкина или рак лимфатических узлов. С тех пор, как я победила эту болезнь, моя жизнь кардинально изменилась.

16466579_1286293428124436_1066041313_o

Я родилась в Черкассах, в бедной семье. Когда я была маленькой, вместо сладкого ела хлеб с маслом и с сахаром. Поэтому я всегда говорила себе, когда выросту, стану богатой, и мои дети ни в чем не будут нуждаться. 

Я хотела разбогатеть любыми способами, поэтому начала работать уже в 13 лет. Первый опыт был летом на школьной ярмарке, где я работала продавцом, а потом в 18 была сотрудником банка, оформляла потребительский кредит и рассрочку. Когда наступил кризис, я начала работать продавцом бытовой техники в крупной сети. Мое стремление быть первой способствовало тому, что я начала расти по карьерной лестнице. И вот уже в 21 год я стала директором. 

16523271_1287293141357798_952240646_o

На тот момент жизни для меня было важно доказать свою значимость перед родными и близкими людьми. Всегда хотела быть лучше, зарабатывать больше, и о здоровье я совсем не думала. Я вообще не была болезненным ребенком. Моей самой серьезной болячкой была ангина, а простуда с легкостью переносилась «на ногах» как в школе, университете, так и на работе. 

Мне всегда хватало сил и энергии абсолютно на все. Но есть одно, что «кормит» мою душу, от чего у меня «горят» глаза. Это танцы. Поэтому, какая бы не была уставшая, я всегда шла танцевать, и днем, и ночью.   

Что касается личного, то мне хотелось иметь счастливую, крепкую семью, но тогда приоритетом были деньги и моя защищенность. И я этого не скрывала. 

Перед тем как заболеть, я состояла в отношениях с молодым человеком, которые совсем «не клеились». Насупил момент и мы разошлись, но моя привязанность к нему была настолько сильна, что, признаться по правде, мне не хотелось жить. Я слепо верила в то, что можно все уладить, договориться, и идти дальше вместе по жизненному пути.  

16466782_1287293478024431_76181543_o

В таком унылом состоянии я почти перестала есть, плохо спала и все время рыдала. Началась сессия в институте, днем я ходила учиться, а вечером работать. Так прошли несколько месяцев жесткого уныния, бессонницы, плохого питания и сильного стресса. 

Я помню, как подходила к окну, смотрела на небо и людей. Думала, и все время задавала вопрос себе и Богу: почему мне так плохо, и почему я не хочу жить? Скорее всего, мои грешные слова и мысли повлияли на заболевание.

Летом 2010 года мне исполнилось 21.  Я – молодая и «сочная», с красивыми волосами до пояса, они были моей гордостью, — и тут на ключице обнаруживаю увеличенный лимфоузел. К врачу идти не хотелось, не думала, что это серьезно, спрашивала советы у подружек. «Да не переживай, ты простудилась, все пройдет в скором времени», — говорили они. Но ничего не проходило, а только усугублялось. Началась небольшая постоянная температура, я похудела, ничего не ела. Мама настояла на том, чтобы я пошла в больницу. 

Благодаря тому, что моя бабушка когда-то работала в лаборатории, мне провели качественный анализ крови, внимательно посмотрели все показатели. Специалисты проверили скорость оседания эритроцитов, которые отвечают за воспалительный процесс в организме. Этот показатель был превышен в 5 раз. И, конечно, меня сразу же отправили на УЗИ лимфоузлов. 

Этот день я помню, как сейчас. Исследование проводил врач Орлов, почти что мой однофамилец, сразу стал для меня родственной душой. Я лежала у него на кушетке, а мама сидела рядом. Он смотрит на нас и молчит, не знает что сказать. Мы в недоумении. И тут он говорит: «Послушайте меня. Не идите обратно в больницу, в обычную поликлинику, не теряйте время, идите в онкологический диспансер, сдавайте срочно анализы…» 

За 20 лет я еще никогда не встречалась с раком так близко, глаза в глаза. В онкологическом диспансере я увидела детей, и взрослых, они были лысые, больные, и убитые горем. Мне было очень страшно. И я сказала маме: «Фу, неужели такой буду я?» 

Лето, 20 июля — День моего рождения. Нам позвонили на домашний телефон и подтвердили страшный диагноз — рак лимфатических узлов первой степени. Я не понимала серьезности, поэтому особо не расстроилась. Я не знала, что такое онкология, откуда она берется, и что она делает с людьми. Настолько я всегда была бодрой и энергичной, что не верила, как такое может со мной произойти. Здесь точно какая-то ошибка. 

16523541_1287277074692738_1576945644_o

Обследования, анализы, различные операции, биопсии, пункции, заборы костного мозга и не только… В итоге, нужно пройти восемь курсов химиотерапии. Врачи говорили, эта болезнь лечится, главное ее не запустить, иначе лимфоузлы вырастут так, что «задушат тебя». Пришлось лечь в больницу и терпеть капельницы всех цветов радуги. Безусловно, последствия терапии ужасные: слабость, головокружение, тошнота, рвота, и боль, боль от безвыходности. После первого курса химии я потухла, не было сил, пропало какое-либо желание, но, на радость, опухоль уменьшилась. 

Прошло несколько дней, мне стало настолько плохо, что у меня начали болеть почки. Мы приехали в больницу, помню, как я стояла на лавочке на коленках от боли и ждала свою очередь в кабинет. И врач развела руками, сказала: «Ну что ты хотела, это химия, это тяжело, это больно, но надо терпеть». Эту боль невозможно терпеть морально, когда тебе 21. 

Помню очень хорошо один день, был День рождения Мамы, мне было настолько плохо, что я увидела себя сверху, как мы сидим за одним столом и разговариваем… Очнулась уже лежа на кровати, рядом молилась тетя. Она задавала много правильных вопросов: «Как ты думаешь, почему ты заболела? Думаешь, рак переходит по наследству? Чего ты хочешь от своей жизни в этом мире?» Она рассказывала о том, что в начале нужно устранить настоящую причину болезни, та которая внутри, не на физическом уровне, а на глубинном, в душе и голове, а затем лечить тело. После ее монолога я очень много думала, вспоминала все свои грехи: не только дела, но и помыслы. Я понимала, что устранить болезнь внутри, это значит поменяться в корне, создать новые ценности, благодаря которым я буду полезной целой Вселенной. В знак этих изменений мне приснился волшебный сон, в котором я получила награду свыше…

Мне стало немного легче и я решила лечиться духовным путем, внутренней работой над собой, не смотря на уговоры родных вернуться к химии. Приняла решение выйти на работу. Первое время ходила в парике, потом потихоньку начали отрастать волосы.

15878094_1286986771388435_748391875_oЯ уже подумала, что полностью здорова, но вскоре рост опухоли возобновился. Первое время я всячески скрывала, не хотела опять возвращаться к ужасным болям после химиотерапии. В это же время, так сложилось, я познакомилась со своим будущем мужем, который принял меня и полюбил такой, какая я есть, с болезнью. Я вышла замуж.

Время шло против меня, я заметила одну вещь: до свадьбы опухоль росла по миллиметрам, а после замужества, всего лишь за полгода, она стала семнадцатисантиметровой. Появились и другие очаги, опухоли по всему телу начали расти, как грибы.  

Однажды моя подруга пошла в Голосеевский Монастырь помолиться. Дорога туда лежит через лес и на обратном пути к ней подъехал парень, предложил подвести к метро. Она не садилась к незнакомцам в машину, но в этот раз осмелилась. По дороге парень начал рассказывать ей о непростом мужчине, который живет в Черкасской области в селе Нечаевка, что у него во дворе на срубе дерева проявился лик Иисуса Христа, и сейчас туда постоянно съезжается много паломников помолиться Всевышнему. В честь этого явления, на этом месте начали строить монастырь и нужна была женщина или девушка, которая будет помогать по хозяйству и готовить еду строителям Святыни. Случайный попутчик спросил у нее, вдруг она или кто-то из ее подруг захочет поехать туда и оказать помощь в служении. 

«Я не знаю, как так случилось, — говорит она по телефону, — но я чувствую, тебе надо ехать». Через день я уже была на месте. 

Около месяца я прожила там, общалась с людьми, которые меня окружали. Там меня убедили, что Вера исцеляет духовно, но физически лечат врачи, да и 17 сантиметров опухоли без операции не исчезнут. 

Я вернулась в больницу, где мне уже поставили рак третьей степени. «Неужели ты думаешь, что мы Боги, и мы можем это вылечить?» — спросила заведующая химиотерапевтическим отделением. У меня накатывались слезы, и только тогда, услышав этот страшный вопрос, я действительно испугалась. После этих слов, мне очень сильно захотелось жить и вылечиться, дойти до конца, до победы и забыть, что это было со мной

Мне начали делать первую химию, я смиренно лежала на кровати. По всем вопросам консультировалась только с врачами, слушала их и принимала то, что мне посылает судьба. Мне пришлось принять болезнь и поменяться полностью. Если раньше меня называли «женщиной с копьем», то теперь я не пойду по головам, ради достижения своей цели, я уступлю дорогу другому и порадуюсь за него. 

Когда я приняла болезнь, то стала смотреть на мир с позиции любви. Я была настроена на жизнь. Стала прощать обиды, внутри обрела гармонию и полюбила то, что происходит со мной. Регулярно задавала себе вопросы: что я делала не так, почему эта болезнь пришла именно ко мне?  

16523288_1286304138123365_721871781_o

После огромной и трудной работы над собой во время лечения, моя опухоль начала уменьшаться. Я, мой супруг, мои близкие и родные были неимоверно счастливы, потому что произошло настоящее чудо. Я победила.

К февралю 2014 года у меня было пройдено четыре курса химиотерапии и лучевое облучение. Но случился ишемический инсульт и нужно было прекращать лечение.

Я помню как пришла в кабинет врача:

— Ну, все. Иди.

— Куда идти?

— Домой. Лечения больше не будет.

— А как же опухоль? 

— Представь цветок с сухими лепестками. Они рассыпались, их больше нет. Также случилось и с твоей опухолью. 

— Что же мне теперь делать?  

— Живи так, как хочешь жить. 

Я ушла оттуда с радостью и с грустью одновременно. Полгода жила больницами, анализами и лечением. В тот момент я просто приняла себя такой, какая я есть, полюбила. Я подумала, что мешает мне быть счастливой здесь и сейчас? 

16522156_1286305101456602_52197761_o

Мы переехали в Киев и я поняла, что больше не могу жить с мужем. Он очень помог мне, поддерживал, вместе мы пережили многое, за что я буду благодарна ему всегда. Нужно было просто двигаться дальше, и мне, и ему. Мы развелись. Этот человек послан Свыше для меня. Он — часть моего исцеления. 

Я осталась в столице и стараюсь делать все, чтобы осуществить свои мечты: создать крепкую, счастливую семью, растить родных и любимых; стать хореографом и открыть свою школу танцев. Мне бы хотелось собрать таких же девушек как и я, которые пережили рак, создать танцевальный коллектив, пример того, что все возможно. Мне также очень хочется помогать людям, которые болеют онкологией, написать книгу, чтобы вдохновлять своим примером. Рассказывать о том, что все-таки существует некая Сила, у каждого она своя, которая точно желает тебе счастья и всегда поможет, даже в самом, на первый взгляд, безвыходном варианте. 

Боюсь ли я что болезнь может вернуться? Конечно, риски есть всегда, но бояться нельзя! Я уверенна, что все, что посылает нам мир, не просто так. На все есть свои причины. Все трудности нужно принимать с открытым сердцем, с любовью и прощать, тогда ничего плохого не случится. 

На днях я читала книгу «Радикальное прощение» Колина Типпинга. Там есть такой отрывок. 

Дар

Изречение «что наверху, то и внизу» имеет непосредственное отношение к человеческой реакции, как на рак в наших телах, так и на рак, поразивший планету. Объявив войну раку, и атакуя его при помощи ядовитых химикатов и других насильственных средств, мы не добьемся исцеления. Насильственные высокотехнологические и политически мотивированные попытки решить проблемы земли тоже не принесут желаемых результатов. Единственное, что поможет в обоих случаях, это любовь. Постигнув этот факт, мы поймем тот  дар, который несут в себе как перемены на планете, так и рак. Нет более важного урока. Раковые больные – это отважные души, пришедшие в физический мир с миссией продемонстрировать, насколько бесполезно проецировать гнев и войну, как на свое тело, так и на внешний мир. Их миссия состоит в том, чтобы помочь людям понять, что единственный выход из сложившейся ситуации — это любовь. Наш ответный дар состоит в том, чтобы услышать это исполненное любви послание. 

Хочу поблагодарить всех людей, которые были рядом и поддерживали меня как морально, так и материально, я никогда этого не забуду. Ни единого человека, который просто шел мимо и улыбнулся, остался в моей памяти, где-то место уступил, где-то помог деньгами, позвонил, или просто спросил, как дела. Я никогда этого не забуду. Для меня это огромная ценность, за что молюсь. 

И напоследок скажу, что болезнь дала мне главное – возможность услышать голос своего сердца. Я поняла, что самое важное для меня – это то, отчего сердце стучит сильнее, как будто говорит с тобой. 

16523211_1286293158124463_1693732309_o

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Нет комментариев

Ответ на комментарий

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: