Запрет на еду: история психолога Томы Поданевой

Люди, которые стремятся избавиться от лишнего веса, могут есть безобразно, все подряд и в огромных количествах, а потом день сидеть на кефире. Но в диетологии есть такое выражение: “Еда – это еда”. Мы не должны выбирать брокколи, потому что она полезная. И дело ведь не только в самой еде. У тех, кто отчаянно пытается похудеть, часто возникают расстройства пищевого поведения (РПП). Это, прежде всего, расстройство психического здоровья, при котором человек зациклен на своем весе и еде.

Почему это происходит? Ответ индивидуален: социум, семья, личные психологические травмы и другое. Что мы можем сделать, чтобы помочь себе или близким? Своим опытом поделилась с Преображариумом врач-психолог Тома Поданева, которая 8 лет страдала РПП. 27140453_10155426768983722_401172796_o-horz– Тома, с чего началась твоя история болезни?

– Я росла в семье, где приветствовалось интуитивное питание. Ела, когда мне хотелось. У нас не было проблем с лишним весом и усмирением аппетита. Но не все проблемы из детства. Сейчас другое время. На ребенка сильно влияет социум. Проблемы появились, когда я начала активно взаимодействовать со своим окружением, в 14 лет. Мне откликались те сериалы и фильмы, которые формировали психику общества в то время: “Сплетница”, “Дрянные девчонки” с Линдсей Лохан. Если эталоном женственности в 90-х были Моника Беллуччи и Синди Кроуфорд, то в 2000-х образ девушек приобретал все более “мальчишеский” характер. Стали модными узкие бедра и отсутствие груди. У меня на этом все и закрутилось.

Мне хотелось быть как все. Поэтому начала формировать свой собственный запрет на еду. Сесть на диету – это просто. Более того, похудеть на 15 килограмм легко. Сохранить вес – самое сложное. Я пришла к этому спустя 8 лет проблем с едой. Первые 12 килограмм ушли быстро, потом вес колебался в диапазоне трех килограмм. Диеты не работали, а ты этого не понимаешь. Когда ломается телефон, мы ведь не думаем, что у нас проблемы с пальцами, мы идем менять телефон. Поэтому когда не работает диета, люди винят себя в слабости и отсутствии силы воли.

– Как твое желание похудеть отражалось на эмоциональном состоянии?

– Я долго жила с мыслью о том, что если похудею, моя жизнь изменится. Но с каждым сброшенным килограммом за эти 8 лет, ничего не менялось. Думала, вот, сегодня поем, а завтра голодаю. Проходила мимо зеркала и не хотела на себя смотреть. Если мы не любим свое тело и говорим каждый день, какое оно ужасное, что оно может дать нам взамен?

Социум кричит тебе, что надо быть молодым, успешным, а ты вечером приходишь с учебы или с работы, и все, чего хочешь – это съесть вафлю. Дело не во вкусе вафли, не в силе воли, а в недовольстве собой и своей жизнью.

Сегодня я вижу, с какой стагнацией своих проблем ко мне приходят пациенты. Женщин в возрасте 35+, у кого есть расстройство пищевого поведения или булимия, очень много. Раньше об этом боялись говорить, и я в том числе, ведь ходить к психологу было стыдно. Поэтому поначалу справлялась сама, а к специалисту попала, когда уже “прыщ созрел”.

27141018_10155426769033722_1402980147_o-horz– Расскажи с профессиональной точки зрения, какие основные расстройства пищевого поведения существуют?

– На мой взгляд, первое расстройство на сегодняшний день, хотя его до сих пор не включили в классификацию болезней – орторексия. Чрезмерное увлечение здоровой едой – это диагноз.

Анорексия – это не всегда 38 килограмм и капельница. У меня была анорексия при весе 72 килограмма. Первый симптом – отсутствие менструации. Дальше идет большая потеря веса за короткое время и тоже увлеченность “правильной” едой. Важно, если при орторексии человек может есть, то при анорексии наблюдается чрезмерное ограничение еды, вплоть до нескольких яблок в день.

Булимия. Тут уже есть компульсивные переедания, с последующим вызыванием рвоты, либо прием слабительных и мочегонных средств. Сами по себе компульсивные переедания тоже могут существовать, даже если человек потом не избавляется от съеденной еды.

– А какие расстройства пережила ты?

– У меня было все, кроме булимии. Страдала и нервной анорексией, и орторексией (чрезмерное увлечение здоровой едой), и компульсивными перееданиями. Пережив это, я в какой-то момент поняла, что больше не хочу с этим бороться. На сегодняшний день у меня до сих пор расстройство пищевого поведения. Это как не бывает бывших алкоголиков, мы просто учимся с этим жить.

– Какие существуют симптомы-маркеры расстройства пищевого поведения?

– Во-первых, если вы за день много думаете о еде и эти мысли вас отягощают. Во-вторых, идеи самообвинения, сравнение своих внешних параметров с другими людьми. Также, когда вы часто проверяете, стали ли вы стройнее или поправились. Так часто делают люди, которые не взвешиваются.

Очень серьезные маркеры – употребление слабительных, мочегонных препаратов, вызывание рвоты. Также ненормально, когда человек много времени отдает спорту, насильно занимаясь, или жертвует другими делами ради спорта, например, пропускает встречу с друзьями, ведь там будет еда. Когда вы замечаете, что еда и спорт начинают овладевать вами – это повод обратиться к психологу.

27265261_10155426768993722_541235149_o-horz– Какие причины РПП часто встречаются?

– В 2013 году “бабахнул” ЗОЖ. Маркетологи поняли, что диеты больше не продают и придумали программы правильного питания для снижения веса. Но в желудке нет датчиков, которые распознают, правильная еда или нет. Мы худеем только тогда, когда тратим больше, чем потребляем. Лишние килограммы не потому, что вы безвольный человек. Силы воли не существует. Есть мотивационная потребность и волевой компонент. Нужно искать причину, почему вы переедаете, когда желудок болит от еды.

У женщин я также наблюдаю сильное влияние социума. Надо быть красивой, стройной и самой-самой во всех смыслах. Хотя и проблемы из детства никто не отменял.

– Кто в группе риска РПП?

– Дети, подростки от 14 лет, студенты. Превалирующая часть – женщины. Нельзя отрицать тот факт, что у мужчин нет проблем с едой. У них замечается дисморфофобия – расстройство психики, при котором человек чрезвычайно обеспокоен небольшими дефектами или некоторыми особенностями своего собственного тела. Мы привыкли считать, что меньше жира значит больше тестостерона. С точки зрения физиологии – это факт, но это совсем не гарантирует того, что если у мужчины есть лишний вес в области живота, он не может иметь детей. Часто после 40 лет мужчины зависимы от спортзала. Поэтому никто не застрахован от пищевого расстройства.

– Существует ли самопомощь при расстройстве пищевого поведения?

– Первое, что мы можем сделать, чтобы помочь себе – признаться, что у нас есть проблема. Поэтому в кабинете у психолога люди часто плачут, ведь они впервые могут озвучить то, о чем молчали годами.

Важно осознавать уровень критичности ситуации. Если человек в стадии анорексии, наносит себе увечья, ему точно нужен специалист. “Люби себя” и медитации тут не помогут.

Здоровая поддержка обязательно нужна. Есть группы помощи, в том числе и в социальных сетях. Мы живем во времени, когда на всеобщее обозрение выходит все, что надо и не надо.

В любом случае, я считаю, что нельзя бояться говорить о своих проблемах. Не можешь признаться кому-то? Напиши об этом на бумаге, скажи самому себе в зеркало. Боишься идти к психологу? Напиши об этом пост или позвони другу. Умейте делать смелые поступки и не бойтесь заявить о своей проблеме. Так, если завтра вернется РПП, я не буду его бояться, ведь знаю, что имею право просить о помощи.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

ЕСТЬ ЗДОРОВО: ЛИТЕРАТУРНОЕ КАФЕ ИМБИРЬ

ЖЕНСКОЕ ЗДОРОВЬЕ: 5 ВОПРОСОВ ВРАЧУ-МАММОЛОГУ

КОЛОНКА АЛЛЫ РОЖКОВОЙ: КАК НАЛАДИТЬ ОТНОШЕНИЯ С БЛИЗКИМИ ЛЮДЬМИ

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Нет комментариев

Ответ на комментарий

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: